August 8th, 2015

Добрый вечер, мой пленник и гость

Воспоминания белой русской эмиграции о войне против СССР


Оригинал взят у reich_erwacht в Воспоминания белой русской эмиграции о войне против СССР
Ноябрь 1941 года, район бывшего Екатеринослава

«Вчера получил большое душевное удовлетворение, посетив здешнюю церковь и простояв всю службу. Это было первое богослужение во вновь открытой церкви, на которой каким-то чудом на всех куполах остались кресты. Внутри все стены голы, лишь видны темные пятна от висевших когда-то икон. Под куполом около уцелевших св. Евангелистов чирикают наперебой воробьи, внося какую-то праздничную ноту в богослужение. При входе в храм, в ограде виднеются еще надписи “Бога нет”, а внутри храма тысячи молящихся, все больше женщин. Первое богослужение на родной земле, я не выдержал и как мальчик заплакал, не стесняясь окружающих. Хор уже успел несколько спеться, и я с удовольствием его слушал. На литургии было много говеющих. Хотел было и я причаститься, да начальство задержало, опоздал… После литургии заказал молебен… Народ дивился на немецкого офицера, стоявшего посреди церкви на коленях, покрытого епитрахилью, над которым священник читал Евангелие и под конец под пение хора “Спаси, Господи, люди Твоя” окропил святой водой и пожелал счастья на моем пути. Этого дня я никогда не забуду».

Осень 1941 года, бывший Юг России

«Во время боев население грабило все, что попало, им удалось даже оконные рамы и балконы растаскивать. Картины, как мне рассказывали, бывали следующие: из деревень во время боев приезжали бабы на подводах, накладывали полностью и везли. Случалось, что осколком бабу убивало, тогда другая скидывала ее с воза и отвозила все себе. Сейчас здесь приблизительно 80 % украинцев и 20 % русских. Почти все говорят по-русски, вывески на украинском, русском и немецком языках, причем порядок языков как когда. Интеллигенции в нашем понятии нет и, судя по рассказам, не было. Более пожилые люди тоже полуинтеллигентные. Мне приходится сталкиваться с различными типами и даже бывшими НКВД/ГПУ. Понятия национализма здесь (не знаю, как в других местах) в нашем эмигрантском понимании нет, конечно, нет и в помине. Народ будет доволен с каждым, кто его законно обеспечит. Так называемая интеллигенция не национальна, а патриотична, признают все недостатки, но все ж, мол, это наше. К эмиграции относятся добродушно, уважают ее, но известная отчужденность все же есть. Все, или почти все, очень радушны, угощают, приглашают. Здесь очень принято ходить друг к другу в гости. Часто, заходя в избу крестьянина, видишь хорошую картину или пальму. На вопрос — откуда? – заминаются и говорят, что, мол, подарок. Иногда удивительно при добродушии русского человека видеть то ужасное озлобление, которое, в общем, понятно».

Collapse )

1